Налоговое планирование холдинговых компаний

By in

О некоторых аспектах мотивации операций по налоговому планированию деятельности холдинговых компаний в современной экономике России.

Термин “холдинг” происходит от английского глагола “to hold” – держать, иметь.

Холдинговые компании – это организации, которым принадлежат акции (доли) в уставных капиталах других предприятий.

В составе такой группировки предприятий основное предприятие (материнская компания) имеет возможность через принадлежащий ей пакет акций руководить деятельностью дочерних предприятий. Активы холдинговой компании практически полностью представлены акциями другого юридического лица или лиц. Контроль осуществляется через механизмы корпоративных (акционерных) полномочий. Как правило, холдинговые компании представлены в руководстве своих дочерних компаний, чаще всего в составе совета директоров. Холдинговую компанию следует отличать от инвестиционной компании, т.к. инвестиционная компания вкладывает средства в приобретение акций (долей) других обществ с целью извлечения прибыли, а холдинговая компания – с целью получения контроля над их деятельностью.

Основными преимуществами образования холдингов по сравнению с многопрофильной монокомпанией при тех же условиях  являются:

  • распределение коммерческих рисков;
  • возможность продажи бизнеса по частям, поскольку дочерние компании остаются самостоятельными юридическими лицами.
  • возможность сокращения налоговых и административных издержек путем использования различных юрисдикций и нерыночного манипулирования экономических показателей предприятий, входящих в холдинг.

Холдинговая компания – это юридическое лицо, основной деятельностью которого является владение акциями (обычно контрольным пакетом) другой компании или компаний и управление этими компаниями.  В действующем российском законодательстве нет легального определения понятия “контрольный пакет акций (голосов)”. До введения действующего Гражданского Кодекса  и Закона «Об акционерных обществах» согласно Положению об акционерных обществах от 25 декабря 1990 г., контрольным считался пакет в размере 50% + 1 акция. Современное законодательство связывает возможность влияния на деятельность организации не только с преобладающим участием в уставном капитале, но и с заключением договора (лицензионный договор, доверительное управление, ипотека, соглашение о совместной деятельности)  и иными обстоятельствами. Под иными обстоятельствами можно понимать указание в уставе дочернего общества на обязательность для него решений основного общества. Кроме того, можно выявить еще две формы влияния:

  • акционеры договариваются между собой о позиции по голосованию;
  • акционеры имеют большинство своих лиц в совете директоров общества.

Таким образом, холдинговая компания – это система коммерческих организаций, которая включает в себя «управляющую компанию», владеющую контрольными пакетами акций и/или паями дочерних компаний, и дочерние компании. Управляющая компания может выполнять не только управленческие, но и производственные функции. Дочерним же признаётся хозяйственное общество, действия которого определяются другим (основным) хозяйственным обществом или товариществом либо в силу преобладающего участия в уставном капитале, либо в соответствии с заключённым между ними договором, либо иным образом (п. 1 ст.105 ГК; п. 2 ст. 6 Закона об акционерных обществах; п.2 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В свете данного сформулированного определения одной из основных целей создания холдинговых компаний в мировой практике является возможность сокращения налоговых и административных издержек путем использования различных юрисдикций и нерыночного манипулирования экономических показателей предприятий, входящих в холдинг.

В отличие от мировой практики, российская действительность ввела некоторые корректировки в процесс образования холдингов в нашей стране и основные мотивы их создания. Тенденция к созданию крупных структур корпоративного типа существовала еще при централизованной плановой системе управления. В СССР в разгар перестройки 80-х годов возник вопрос замены системы административного управления промышленностью по причине ее очевидной бесперспективности. Так, одним из возможных вариантов новой системы было создание промышленных групп, которые должны были быть межотраслевыми и формироваться вокруг предприятий-лидеров, удовлетворяющих лучшим мировым стандартам или превосходящим их. Существовало мнение, что благодаря нескольким десяткам таких групп, обладающих приоритетным доступом к качественным ресурсам, не подлежащих бюрократическому контролю и в то же время пользующихся всеми формами государственного покровительства, экономика СССР значительно преобразуется в XXI веке. Для подобных крайне оптимистических построений имелось несколько причин. Во-первых, была неадекватно завышена оценка роли крупных корпораций в индустриально развитых странах, якобы порождавших спрос на новые товары и услуги и большую часть инноваций. Во-вторых, этому способствовал опыт сталинской индустриализации в СССР, при которой создание и функционирование крупных современных промышленных структур происходило в абсолютно неразвитой социально-экономической среде. В-третьих, согласно советским представлениям, опыт функционирования многоотраслевых конгломератов  некоторых стран Азиатско-тихоокеанского региона (” азиатских тигров”)  рассматривался как обеспечивший успешные технологические прорывы в ключевых отраслях без проведения социальной модернизации. Результатом стало то, что вследствие отсутствия  должной мотивации среди партийно-хозяйственного актива и  неповоротливости советской бюрократической машины  подобные планы  по созданию «советских холдингов» не были реализованы.

Вторая половина 1993 г. ознаменовалась переходом от слов к делу, но уже с учетом новых экономических реалий. Прежде всего, начался процесс формирования так называемых финансово-промышленных групп снизу. Одними из решающих факторов, способствовавших созданию ФПГ, послужили либерализация финансовой сферы, породившая большое количество коммерческих банков, «впитавших» денежные ресурсы российской финансовой системы, которая находилась в состоянии гиперинфляции и  сразу последовавшая за этим ваучерная приватизация.  Оба этих фактора привели к тому, что российские финансово-промышленные группы разрастались вокруг ядра крупных банков, инвестиционных компаний и фондов функционирующих как правило в Москве, скупавших ваучеры и обменивавших их на акции крупных предприятий, после чего какие-то предприятия продавались, потенциально более прибыльные оставались в составе групп, в результате образуя холдинги. При этом “универсальные” ФПГ формировались имея в своей основе какую-либо новосозданную финансовую структуру (обычно коммерческий банк и /или чековый инвестиционный фонд), скупавшую активы по принципу «что смогли, то и купили».   По результатам анализа деятельности финансово-промышленных групп в 1994-98 гг. можно сделать вывод, что влияние интеграции на производство должно рассматриваться с осторожным оптимизмом. Для промышленных предприятий, входящих в состав ФПГ, было характерно менее значительное падение производства, чем в среднем по промышленности, кроме того, часто имеется небольшой рост, в большей степени в сфере производственных инвестиций. Но при этом, вопреки ожиданиям, ФПГ не стали мотором российской экономики. И даже на уровне входящих в них предприятий в большинстве случаев ФПГ не смогли обеспечить “прорывную” стратегию, в лучшем случае предоставив лишь “оборонительную». Кризис 1998 года показал, что описанная структура построения ФПГ на базе коммерческих банков оказалась крайне ненадежной, и пережить кризис смогли лишь те компании, которые помимо спекуляций на фондовом и валютном рынках, также были прочно связаны с энергетическим комплексом, промышленностью и добывающими отраслями.

Второй этап в формировании российских холдинговых компаний заключался в так называемом «вторичном переделе собственности», достигшим пика своей активности в 2001-2006 годах.  В результате приватизации 90-х годов в России сформировалась целая прослойка средних компаний, которые с одной стороны владели относительно существенно большими активами (как правило недвижимость, промышленные ресурсы и пр.), а с другой стороны менеджмент этих компаний проводил  управление этими активами с недостаточной эффективностью. Как правило, в результате плохого управления данные компании и их собственники не обладали значительными финансовыми и административными ресурсами и не могли осуществить эффективное организованное сопротивление попытке недружественного поглощения, которое в нашей стране получило специальное название  «рейдерство».

«Рейдерство» представляет собой цепочку операций, которые, при использовании некоторых недоработок законодательства, позволяют приобрести владение над капиталом или предприятием с выводом активов из владения законных собственников. Соответственно, такой вид деятельности, по сути, есть сложнодоказуемый вид экономического преступления, выражающийся либо в принуждении собственников к совершению заведомо невыгодной сделки по продаже прав на предприятие или его активы либо к иному способу завладения собственностью против воли первоначального владельца. В сложившейся российской практике выделяют три типа «рейдерства» по степени использования противоправных методов и соблюдения законодательства: белое, серое и черное. Белое осуществляется практически в рамках закона, обычно это скупка акций у многочисленных минотаритарных акционеров с формированием блокирующего или контрольного пакета, за этим следует введение в состав Совета директоров и исполнительного органа представителей рейдера  и последующий «плавный переход контроля над предприятием.  Обычно при этом предыдущим собственникам на каком-либо этапе делаются относительно «щедрые» предложения о выкупе принадлежащих им долей собственности.  В случае так называемого «серого рейдерства» ситуация похожа, однако как правило рейдеры используют для шантажа предыдущих собственников сведения  о нарушениях в процессах приватизации предприятия или осуществления предприятием финансово-хозяйственной деятельности (как правило это налоговые нарушения) и добиваются продажи активов на невыгодных для продавца условиях. Если в подобных случаях возникает реальное противостояние,  в ситуации сложно разобраться даже очень беспристрастному судье. И так называемое «черное рейдерство» заключается в использовании фальшивых документов, формировании противоправных судебных решений на основании поддельных документов и  откровенно силовом, незаконном захвате собственности.

По данным некоторых источников, девять из десяти российских предприятий, входящих в состав различных холдингов, были отчуждены рейдерами у предыдущих владельцев. При этом реальную картину «вторичного передела собственности» еще предстоит сформировать.  И хотя на данный момент основные процессы «передела»  завершены (особенно в крупных городах), специалисты предсказывают  активизацию действий на следующем витке этого движения, которая будет направлена на предприятия и земли, находящиеся в регионах.  Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что основным мотивом образования холдинговых компаний в России в отличии от большинства зарубежных стран, стал процесс «первоначального накопления» или  процесс перераспределения исходно государственной собственности.

К настоящему времени в Российской Федерации в целом закончено формирование основ современной налоговой системы государства с рыночной экономикой. Основные параметры устройства российской налоговой системы в настоящее время уже не отражают систему налогов и сборов, унаследованную от советских времен; система базируется на общепринятых в современной мировой практике основных видах налогов с учетом специфики российской экономики.  Первоначально, согласно Статьи 2 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2118-1 «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», под налогом, сбором, пошлиной и другим платежом понимается обязательный взнос в бюджет соответствующего уровня или во внебюджетный фонд, осуществляемый плательщиками в порядке и на условиях, определяемых законодательными актами. Как можно заметить, данное определение упускало ряд существенных признаков налога, смешивая понятия сбора, налога и пошлины. К.Р. Макконнелл, С. Л. Брю определяют налог как  принудительную выплату правительству домохозяйством или фирмой денег (или передача това­ров и услуг), в обмен на которые домохозяйство или фирма непосредственно не получают товары или ус­луги. Определение налогового платежа содержится в постановлении Конституционного Суда РФ от 11 ноября 1997 г. №16-П: Налоговый платёж – это основанная на законе денежная форма отчуждения собственности с целью обеспечения расходов публичной власти, осуществляемого, в том числе,  на началах обязательности, безвозвратности, индивидуальной безвозмездности».  Ныне действующий Налоговый Кодекс РФ, учтя ранее разработанные законодательством определения налога, выработал новое определение исследуемой финансово-правовой категории. Это определение закреплено в ст. 8 НК РФ: «под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платёж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований».
В настоящее время получила широкое распространение практика налоговой оптимизации путем  манипулирования ценами сделок при осуществлении операций между связанными или контролируемыми лицами  для холдинговой компании или создании же фиктивных компаний-саттелитов для монопредприятий. В частности, среди способов намеренного уменьшения налоговых обязательств можно выделить регистрацию одной из сторон сделки в юрисдикции с пониженным налогообложением, использование налоговых льгот или специальных льготных налоговых режимов, наличие убытков по данным налогового учета, а также неуплату налогов в результате незаконной ликвидации предприятия-налогоплательщика.

Еще одним негативным эффектом использования манипулирующего ценообразования группами компаний в условиях российской налоговой системы является перемещение мобильной налоговой базы между регионами страны, в результате чего за счет выгод, получаемых отдельными регионами, потери несет не только бюджетная система в целом, но бюджеты прочих субъектов Российской Федерации. В основе  описанного манипулирования ценами лежит использование в сделке цены, отклоняющейся от той цены, которая была бы применена двумя независимыми лицами, не связанными отношениями участия в капитале, общего контроля или сговора.

В данный момент для Российских налоговых органов актуальным является вопрос  об изучении практики использования  подобного манипулирования и установления критериев , по которым данные операции могут быть отнесены к противоправным.  При этом можно выделить следующие основные методы сомнительной налоговой оптимизации с применением  манипулирования ценами:
1) Концентрация добавленной стоимости в компании, которая переводит экономическую выгоду в пользу третьего лица, а затем прекращает свою деятельность, не исполнив своих обязательств перед бюджетом
2) Концентрация прибыли в компании, уплачивающей налог на прибыль организаций в субъекте Федерации, предоставляющем льготные условия уплаты данного налога. При этом такие льготные условия могут существовать в форме:
– установления пониженной ставки налога на прибыль организаций (сниженной на 4 п.п. по сравнению со своей максимальной величиной);
– фактического снижения ставки налога на прибыль в больших размерах, чем это предусмотрено налоговым законодательством – путем предоставления субсидий из бюджета на сумму уплаченного налога сверх оговоренной суммы
3) Концентрация прибыли в контролируемых компаниях, являющихся налогоплательщиками в иностранных государствах с льготными условиями налогообложения.
4) Минимизация прочих адвалорных налогов с корпораций, взимающихся на территории Российской Федерации.

Например, в связи с взиманием налога на добычу полезных ископаемых при добыче полезных ископаемых, не относящихся к углеводородному сырью, используются адвалорные ставки, в результате чего создаются стимулы к занижению цен по сделкам контролируемых налогоплательщиками НДПИ российских компаний-налогоплательщиков.
В отношении данных способов налоговой оптимизации следует отметить, что, с одной стороны, они являются достаточно простыми в использовании, т.к. не связаны со сложными операциями (с использованием бартерных операций, вексельных расчетов, аренды с обратным выкупом и т.д.), а с другой стороны, – при их осуществлении не во всех случаях  передача налогооблагаемого результата в пользу связанного лица может осуществляться путем манипулирования ценами на рыночный (торгуемый) товар.

Следует отметить, что цели применяющихся в мировой практике правил регулирования ценообразования в сделках, осуществляемых зависимыми компаниями ( компаниями , входящими в холдинг или корпорацию) несколько шире задач борьбы с перечисленными выше способами налоговой оптимизации. В мировой практике   в отличие от российской считается, что при этом взаимосвязанные компании, применяющие нерыночные цены, могут не преследовать цели уклонения от налогообложения, а использовать манипуляции с  ценами только в силу структуры корпорации.

Регулирование  ценообразования в общепринятом понимании этого термина обладает несколько иным содержанием: – перед налоговыми органами стоит необходимость ответа на вопросы:
– приводит ли ценообразование между связанными лицами к минимизации налоговых обязательств компании (холдинга) в целом по сравнению с ситуацией, при которой составные части этой компании являлись бы полностью независимыми лицами?
– если такая минимизация происходит, то каким образом следует распределить налоговый результат между сторонами сделки, чтобы налоговые обязательства каждой из сторон являлись эквивалентными обязательствам, которые возникли бы в случае, если стороны сделки являлись независимыми компаниями.

Таким образом, основной задачей налоговых органов является не предотвращение использования  нерыночного ценообразования, а недопущение бюджетных потерь определенного государства от их использования.

В российской ситуации, где также присутствует проблема регулирования ценообразования в понимании законодательства зарубежных стран, проблема манипулирования ценами в целях уклонения от налогообложения носит несколько иной характер. Основной задачей налоговых органов является применение мер, предотвращающих такого рода манипулирование. При распределении налогового результата между сторонами сделки в соответствии с ценами, которые были бы применены в случае несвязанного характера сторон сделки, должны применяться санкции административного или уголовного характера. При этом под контролем налоговых органов в этом направлении находятся не только сделки между формально связанными компаниями, но и другие сделки, в отношении которых есть обоснованные подозрения о манипулировании ценами по предварительному сговору в целях минимизации налоговых обязательств.

Таким образом, российское налоговое законодательство и практика налоговых споров постулирует, что существенное отклонение цены от ранее использовавшихся является достаточным основанием предполагать наличие взаимосвязи между сторонами сделки, что, в свою очередь, должно служить основанием для контроля за ценами сделок. Между тем, отклонение фактических цен сделок от ранее использовавшихся тем же налогоплательщиком не обязательно может свидетельствовать о наличии взаимосвязи между сторонами сделки. Информация о существенном отклонении фактических цен сделки от их рыночного уровня может служить лишь поводом для налоговых органов для осуществления проверки взаимозависимости лиц, применяющих данные цены, но не для доначисления налогов.
В свою очередь постараемся определить понятие «Налоговое планирование», которое используется предприятиями, организациями или их объединяющимихолдинговыми компаниями.  В связи с тем, что налоги являются по определению индивидуально безвозмездным платежом, стратегически задача владельца или управляющего любого бизнеса состоит в максимально возможном их снижении.

Следовательно, основа налогового планирования  для конкретного предприятия заключается в том, чтобы менеджмент и собственники имели полноценное представление о размере предстоящего безвозмездного отчисления и его взаимосвязи с планируемыми и фактическими показателями деятельности предприятия. Обладая подобного рода сведениями, менеджеры и (или) внешние консультанты должны  разрабатывать и внедрять разнообразные легальные схемы  управления деятельностью предприятия для снижения налоговых отчислений, используя методы стратегического планирования.

Налоговое планирование представляет собой набор способов “оптимального” построения правовых форм отношений, а также всевозможных вариантов их интерпретации в соответствии с действующим налоговым законодательством.  При этом при налоговом планировании обязательно должен быть рассчитан риск применения того или иного варианта действий с точки зрения попытки применения государством налоговых санкций, должны быть проработаны стратегия и тактика защиты интересов компании при налоговой проверке или возможном судебном разбирательстве.
Соответственно, налоговое планирование состоит в том, чтобы выбрать наилучший из возможных вариантов осуществления деятельности и размещения активов с целью предельной минимизации налоговых обязательств. При этом, данное планирование должно быть выгодным в перспективе, так как затраты на проведение сделок и крупных инвестиционных программ довольно высоки и их “компенсация” может стоить крупных финансовых потерь.

При рассмотрении  классического определения налогов как индивидуально безвозмездных платежей нельзя ни рассмотреть предмет той деятельности, источником финансирования которой являются налоги, а именно системы государственных услуг, оказываемых различными органами и учреждениями власти бизнесу. С точки зрения интересов любого бизнеса государство реализует определенные функции, без которых существование бизнеса как такового становится крайне сомнительным. Постараемся сгруппировать данные функции с точки зрения  целей настоящего исследования:

  • Функции защиты права собственности.
  • Функции обеспечения  возможности рынка обеспечивать товарообмен ( денежное обращение, стандартизация требований к продуктам, товарам и услугам, экономическая инфраструктура)
  • Функции регулирования рынка и обеспечения конкуренции на нем (антимонопольное законодательство, система контроля качества товаров и услуг, регулирование внешнеэкономической деятельности).
  • Функции обеспечения сохранности и воспроизводства трудовых ресурсов ( здравоохранение, образование, общественная безопасность, социальная инфраструктура)
  • Функции контроля и распределения исходных материальных ресурсов  и использования окружающей среды ( недропользование, экопользование, земельные участки)
  • Функции финансирования определенных отраслей бизнеса, существование которых неоправданно в отсутствии государственных заказов.

Существующая экономическая теория декларирует, что реализация государственных функций органами власти объективна и не зависит от деятельности  или личности субъекта, которому данные услуги оказываются. Однако данное утверждение не вполне справедливо в отношении крупных корпораций и холдингов, деятельность которых имеет существенное значение для государственных органов с точки зрения как объемов финансирования за счет налоговых поступлений, так и с точки зрения объемов, величины и сущности оказываемых данному бизнес-субъекту государственных услуг. Как правило, интересы собственников и менеджеров подобных крупных  бизнес-субъектов оказываются тесно переплетенными с интересами представителей  всех трех ветвей власти  территорий, где бизнес-субъект преимущественно осуществляет свою деятельность и  уровень взаимного влияния является крайне существенным.

Исходя из вышесказанного, налоговое планирование в России должно учитывать не только действующие налоговые законы и инструкции, но и общую принципиальную позицию, занимаемую налоговыми органами по различным вопросам, а также проекты налоговых законов, направления и содержание планируемых налоговых реформ, и анализ вариантов налоговой политики правительства. Еще одним аспектом, который необходимо учитывать является позиция в отношенииналогового планирования, занимаемая  органами государственной власти, которые с одной стороны являются пользователями (выгодоприобретателями) отчисляемых безвозмездных налоговых платежей, а с другой стороны могут как осуществлять регулирование деятельности предприятия –плательщика налогов так и могут являться непосредственным покупателем продукции (услуг).

    Форма подписки на наши еженедельные новости

    * - обязательные поля

    Сингапур+65 624 77 192
    Великобритания+442 0376 93 170
    Россия+7 (499) 609 70 10
    Украина+38044 338 36 49